Однако космологи знали, что у экспоненциального расширения должны быть видимые признаки: короткий, но мощный период экспансии должен создать гравитационные волны, которые сжимали пространство в одном направлении и растягивали в другом. Хотя эти первичные волны и до сих пор должны прокатываться Вселенной, сейчас они, скорее всего, слишком слабы, чтобы мы могли зафиксировать их непосредственно. Однако после них в СМВ должен был остаться четкий след: поляризация излучения в извилистом, подобном вихрям рисунке, известном как «B-мода».

В прошлом году другой телескоп в Антарктике — Южнополюсный телескоп (the South Pole Telescope — SPT) — стал первой обсерваторией, где зафиксировали поляризацию в СМВ. Однако тот сигнал был в угловых значениях меньше одного градуса (примерно вдвое больше видимого размера Луны на небосклоне) и его связывали с тем, что расположенные ближе к нам галактики выгибают космос, через который проходит СМВ. Считается, что сигнал от первичных гравитационных волн будет иметь пиковое значение при угловых значениях между одним и пятью градусами.

И именно об их выявления заявляют Джон Ковач из Гарвард-Смистонианского центра астрофизики (CfA) в Кембридже, штат Массачусетс, и его коллеги-ученые. Это открытие сделали на приборе BICEP2, расположенном в нескольких метрах от его соперника SPT.

Для того чтобы увидеть крошечную «B-моду» поляризации нужно было проводить измерения СМВ с точностью до одной миллионной градуса кельвина и отличить влияние первичных волн от других возможных источников, например, галактических скоплений пыли.

«Самое главное, — говорит Дэниел Эйнштейн (Daniel Eisenstein), астрофизик из CfA, — необходимо было определить, могут ли там быть какие-то передние кулисы, которые маскируют такой сигнал». Однако ученые вычеркнули все другие варианты, кроме данного, говорит он. Сначала исследователи тщательно настроили BICEP2 — массив из 512 сверхпроводящих микроволновых датчиков на Южную дыру, место на небе, которое, как известно, содержит толику такого излучения. Кроме того, ученые сравнили свои данные с полученными в предыдущем эксперименте, BICEP1, и продемонстрировали, что сигнал от пыли иметь другой цвет и спектр.

Затем данные от более нового и более чувствительного поляризационного эксперимента, массива Кека (Keck array), который ученые закончили устанавливать на Южном полюсе в 2012 году, и он продолжал работать следующие два года, оказались с такими же характеристиками. «То, что одинаковый сигнал поступает от двух различных телескопов, было для нас очень убедительным», — говорит Ковач.

«Детали еще предстоит проработать, однако, насколько мне известно, это именно то, чего мы все так долго ждали, — говорит астроном Джон Карлстром (John Carlstrom) из Университета Чикаго, штат Иллинойс, который возглавлял команду исследователей из SPT. — Это — открытие инфляционных гравитационных волн».