Командные игроки

Бывшие сотрудники «Вояджеров» говорят, что Стоуну за это достижение надо отдать должное. Как научный сотрудник проекта, он от самого начала возглавлял руководящую научную группу, состоявшую из одиннадцати главных исследователей. Когда группа не могла прийти к согласию, каким исследованиям отдать предпочтение, Стоун брал ответственность на себя и делал выбор — преимущественно выбирая, кому именно достанутся открытия.

Отсюда у него и полочка с записями. Тщательно отмечая вклад каждого, Стоун, показывал, что принимает во внимание все перспективы. «Мы всегда были уверены в его честности», — говорит Эллис Минер (Ellis Miner), которая находилась на посту помощника научного сотрудника проекта тогда, когда зонды проходили рядом с Сатурном, Ураном и Нептуном.

В отличие от обычной практики того времени, Стоун заставлял ученых «Вояджеров» сотрудничать в командах. Еще до встречи зондов с Юпитером он создал общие рабочие группы, которые работали над четырьмя главными вопросами: спутники, кольца, атмосфера и магнитосфера. Каждая группа должна была сосредоточиться на научных вопросах, ответ на которые можно было получить с помощью приборов «Вояджеров». Это заставляло членов команд общаться за пределами своего круга.

1979 год. Во время пролета Юпитера и последующих встреч с планетами, Стоун делился результатами непосредственно с публикой на пресс-конференциях, забитых репортерами.

Точки напряжения все равно возникали. Стаматиос Кримигис (Stamatios Krimigis), главный исследователь приборов, измерявших заряженные частицы низкой энергии, вспоминает одну особую схватку с группой плазмы. Для правильной работы детектора частиц Кримигиса нужно было вращать сенсоры, чтобы сканировать различные зоны неба, в результате чего вздрагивал инструмент плазмы и это сильно раздражало ученых. Стоун поговорил со всеми и подготовил компромиссный график работы: часть времени детектор частиц вращался быстро, часть времени — медленно, чтобы снизить вибрации, а иногда вообще не вращался. «В конце концов, мы все были одинаково недовольны, — говорит Кримигис, который работает в Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса в городе Лорель, Мэриленд и в Афинской академии. — И это признак хорошего посредника».