1986 год. Фотографии наиболее таинственного спутника Урана, Миранды, демонстрируют удивительно разнообразную местность, имеющую клиновидные трещины.

Стоун пытается сохранить жесткий контроль над информацией о полете «Вояджеров». Например, в марте он немедленно опубликовал свой комментарий на заявление AGU о том, что «Вояджер-1» покинул Солнечную систему. «Вояджер» на самом деле выйдет за ее пределы только тогда, когда Стоун сообщит об этом.

В этот момент космический прибор выйдет в полностью новую область науки. Детектор частиц измерит галактические космические лучи, слишком слабые, чтобы пройти сквозь гелиосферу и войти в Солнечную систему. Магнитометр впервые измерит силу магнитного поля между соседними звездами. Ученые наконец-то смогут заглянуть туда, что на самом деле является глубоким космосом.

Информация, поступающая от «Вояджера-1» когда он покидает гелиосферу «это единственные данные, которые мы когда-либо сможем извлечь из этой области, и это просто невероятно», — говорит Мерав Офер (Merav Opher), астрофизик из Бостонского университета в Масачусетсе, который не входит в команду «Вояджеров».

Чем ближе к ключевой границе, тем больше нервничает Стоун. Чтобы быть уверенным, что ученые смогут уловить изменения, если они произойдут, он сделал еще один шаг для лучшего покрытия, создав мировую систему гигантских антенн — Сеть дальней космической связи (Deep Space Network).

Энергетический кризис

Эдвард Стоун знает, что он и его команда ограничены во времени. «Вояджер-1» сейчас находится в 124 раза дальше, чем Земля от Солнца, и ежегодно удаляется еще на 3,6 этих астрономических единиц. Сигналы постоянно слабеют. Оба космических прибора питают примерно 315В от радиоактивного распада на плутониевых генераторах, однако эта энергия ежегодно уменьшается примерно на 4 ватта. Из 10 приборов, которые были на зондах в самом начале, пять еще работает на «Вояджере-2» и четыре — на «Вояджере-1».