Нередко арендуемые иностранными компаниями сельскохозяйственные земли в развивающихся странах используют для выращивания биотоплива, такого, как пальмовое масло. Исследователи оценили, что лишь 50% от выращенного урожая сахарного тростника и пальмового масла попадает на стол. Даже несмотря на это, выращенный на арендованных землях урожай может поддержать от 300 до 550 миллионов человек, в зависимости от эффективности урожая и диеты.

Если придерживаться практик натурального сельского хозяйства, то мы сможем прокормить всего 190-370 миллионов людей, считают исследователи. На пять стран — Индонезия, Малайзия, Папуа — Новая Гвинея, Судан и Южный Судан — приходится более 80% калорий из пищи, которую можно было бы вырастить на приобретенной земле.

«Land Matrix» также собирает информацию о том, как новые хозяева используют приобретенные земли сейчас. Данные неполные, однако во многих известных случаях эта земля не используется в сельском хозяйстве, или же урожай еще не достиг максимума своего потенциала. Также неизвестно, сколько земель было использовано на выращивание биотопливных культур вместо пищевых.

Однако «земельная лихорадка» — это довольно спорный вопрос с точки зрения этики. Всемирный банк и Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) выпустили руководства по приобретению земель, которые обеспечивали бы соблюдение прав местных фермеров относительно земли. Несмотря на это, местные жители часто недостаточно представлены в сделках по продаже земли, говорит Кристиан Тофт, ученый по этике окружающей среды в Аалборжском Университете в Дании. «Иногда им для этого не хватает компетентности, однако чаще их просто не включают в договор», — говорит он.

Только на прошлой неделе правозащитные организации обвинили лондонскую компанию «Equatorial Palm Oil» в планах расширить свое производство в Либерии без согласия местных общин. Компания отвергла обвинения о том, что ее деятельность в Африке нарушает права человека и что она поддерживает беспорядки в Ливии, одной из беднейших стран мира.

К завершению дискуссии по наиболее правильному подходу к вопросу соглашений о пользовании землей еще далеко. «Если земельный грабеж означает нарушение традиционных прав собственности, то дополнительный урожай — плохая отговорка», — говорит Томас Герцфельд, председатель аграрной политики в городе Халле, Германия. «Лучшей стратегией будет выявить факторы недостаточного питания там, где имеют место такие соглашения».