Еремия Смит – эксперт по геномике, который работает с морскими миногами. Эти бесчелюстные и подобные угрям существа отделились от наших общих предков еще в Кембрийский период, почти 500 миллионов лет назад. Миноги имеют способность регенерировать клетки спинного мозга, что довольно непросто для любого позвоночного. Однако Смит говорит, что в исследовании этих животных его очень привлекает исследование естественной истории, скрытой в их ДНК.

«Если бы у меня был выбор, как строить свою дальнейшую карьеру, и мне не надо было думать об оплате школы для детей и все такое, я бы, наверное, стал палеонтологом и раскапывал окаменелости, – говорит он. – Однако, если честно, геномика дает мне не меньше удовольствия, а может и больше. Исследуя геномы этих животных, описывая их и затем сравнивая с уже секвенированными геномами часто становишься первым человеком, который узнает, что происходило полмиллиарда лет назад. Это похоже на впечатления ребенка от посещения музея с динозаврами».

Смит также тесно сотрудничает со Стивеном Рэндаллом Воссом, который секвенирует геном саламандр – группы амфибий, покинувших наш общий с остальными позвоночными путь примерно 300 миллионов лет назад. Хотя мы с ними и имеем много общих генов, геном саламандр гораздо больше нашего – почти в десять раз.

Исследования Восса сосредоточено на аксолотлях, необычном типе саламандр, живущих в дикой природе только в крошечной части Мексики. В отличие от остальных саламандр, которые проходят превращение из личинки во взрослую особь, аксолотли остаются в ювенальной форме на протяжении всей своей жизни – эта черта известна также как неотения или педоморфизм. Однако главная причина того, что аксолотли – одни из наиболее глубоко исследованных саламандр в мире заключается в том, что они могут регенерировать просто удивительное разнообразие частей своего тела.

«Трудно найти такую часть их организма, которую они не могли бы регенерировать, – говорит Восс. – Для саламандр это довольно привычно, а для аксолотлей – и подавно. Конечности, хвост, спинной мозг – даже половину головного мозга можно удалить, а они, как было показано, все равно ее регенерируют».