Возможно, самый большой вопрос – почему так сильно от других отличается наша Солнечная система. Почему в ней нет того типа планет, который больше всего распространен среди других подобных Солнцу звезд? Почему у нас нет ни одной планеты между Меркурием и Солнцем, хотя орбиты большинства систем экзопланет находятся именно там? Почему мы имеем баланс больших и малых планет, если в большинстве других систем приходится выбирать между теми или другими, но никогда – всеми сразу?

Астрономы до сих пор не знают, насколько уникальным является наш случай. Наблюдения экзопланет слишком предвзяты: ни одна из двух основных методик не определила бы нашу довольно широкую Солнечную систему и ни одна из них не является достаточно чувствительной к системам, которые содержат сразу и большие, и маленькие планеты. Может оказаться, что мы совсем не необычные.

Дальнейшие наблюдения также могут дать некоторые ответы. «Кеплер» страдал от сбоев в механике, которые хранили его ориентированность на определенную точку в небе, однако в прошлом месяце было доказано, что он может продолжать собирать данные. Чем дольше он это делает, тем больше орбит экзопланет он сможет увидеть. Наземные программы начали работать с более совершенными приборами, некоторые из них могут увидеть планеты на расстоянии в 5 а.е. или больше от их звезд. А начиная с 2017 года НАСА планирует запустить «TESS», спутник транзитного наблюдения за экзопланетами, который будет искать транзитные планеты на всех ярких звездах неба. Широкий диапазон возможных кандидатов в экзопланеты означает, что для астрономов увеличивается возможность заметить Солнечную систему, подобную нашей – если такая вообще существует.

Тем не менее, исследователи, которым качественный ремонт apple предлагается на сайте www.iphone4you.ru, продолжают развивать хаос своих моделей, ставший уже едва ли не столь же экзотическим и разнообразным, как и те планеты, которые они пытаются объяснить.