Ряды ученых, которые стабильно публикуют более одной статьи в год, сильно сужаются.

Две или более – 68 тысяч 221.

Три или больше – 37 тысяч 953.

Четыре или больше – 23 тысячи 342.

Пять или более – 15 тысяч 464.

Десять или больше – 3 тысячи 269.

Многие из этих плодотворных научных работников занимают должности вроде голов лабораторий или исследовательских групп; они занимаются финансированием и наблюдают за проведением исследований, а потом добавляют свои имена в многочисленные статьи, которые в итоге публикуются. Другие могут быть учеными с достаточной гарантией занятости и времени, чтобы проводить множество исследований самостоятельно, говорит эпидемиолог Джон Иоаннидис из Стэнфордского университета.

Однако за этими работами остается гора тяжелого труда, которая проходит как по маслу в этих высокопроизводительных лабораториях. «Во многих дисциплинах может быть задействовано значительное количество аспирантов, то есть дешевой рабочей силы», – пишет Иоаннидис и его соавторы в своей статье. Эти студенты могут годами вести исследование, которое дает в результате лишь одну или несколько статей. «В таких случаях, система исследований может использовать работу миллионов молодых ученых».

Если бы он мог что-то сделать, пишет Иоаннидис, то он рекомендовал бы распределять ресурсы так, чтобы «дать больше возможностей более широкому кругу ученых, особенно младшего возраста, обеспечивая им непрерывную производительность и качество работ».