С Суперземлями ситуация сложнее. С одной стороны, сам термин не имеет четкого определения, говорит Джошуа Винн, физик, который изучает экзопланеты в МТИ: некоторые из них, ближайших к звездам планет могут на самом деле быть обнаженным ядром мигрирующих планет, которые слишком сильно приблизились к звезде и потеряли весь свой газ. «Суперземли, скорее всего, не похожи на милых и стереотипных птичек, – говорит Эрик Форд, астрофизик из Университета штата Пенсильвания в Юниверсити-Парк. – Возможно, они больше напоминают пингвинов».

Огромные размеры представителей Суперземель также требуют объяснения. Стандартная теория не может ничего с этим поделать, ибо в существующих моделях центральные области звездного диска содержат слишком мало материала для образования нескольких Суперземель в непосредственной близости друг к другу. Однако теоретики нашли способ обойти эту проблему. Грегори Лафлин из Университета Калифорнии в Санта-Круз и Юджин Кианг, астроном из Калифорнийского Университета, Беркли, показали, что компактные системы Суперземель могут вырасти из дисков с гораздо большей массой, распределенных гораздо ближе к звездам. Норм Мюррей из Канадского института теоретической астрофизики в Торонто и Брэд Хансен, астрофизик из Университета Калифорнии, Лос-Анджелес, также предложили более массивный диск, но такой, где Суперземли образуются из планетезималей, сформировавшихся впоследствии в диске, а затем передвинувшихся ближе и собравшихся в планеты.

Астроном Дуглас Линн из Университета Калифорнии, Санта-Круз, и его коллеги попытались совместить все категории планет в том, что Винн называет «моделью, где все поют и танцуют», и где учтены все наблюдаемые системы. Начинается она с того, что нужно признать – распределение массы в диске может сильно отличаться в различных системах. Потом, говорит Линн, происходит «миграция, миграция и еще раз миграция»: все типы планет вырастают до своих размеров в средней или внешней части диска, а потом одна за другой передвигаются ближе.

Такие модели бросают вызов, однако концепция миграций, особенно миграций меньших планет, дает исследователям определенную паузу – хотя бы потому, что никто и никогда не видел, как это происходит. Необходимые наблюдения могут оказаться невозможными: достаточно молодые звезды, в которых планеты мигрируют сквозь протопланетный диск, еще окружены пылью, а их свет мерцает, поэтому вряд ли современные методы смогут обнаружить в свечении затмение, вызванное транзитной планетой. Все равно эта теория еще не урегулирована. Создатели моделей обнаружили, что довольно трудно объяснить, почему мигрирующие планеты – и большие, и малые – останавливаются на определенных орбитах. При моделировании, говорит Винн, они так не делают: «планеты просто падают на звезду».