После того, как «Вояджер-2» покинул Нептун в 1989 году, два зонда получили новое название, которое отражало их новое назначение: «Межзвездная миссия Вояджер». В этом названии звучала огромная надежда, поскольку никто не мог точно сказать, сколько понадобится времени для выхода за пределы Солнечной системы. Однако и в предшествующие годы у Стоуна все равно было полно работы. С 1991 по 2001 гг. он был директором JPL, наблюдая за такими успешными миссиями, как запуск марсохода «Pathfinder» в 1997 году, а также зрелищными провалами — потерей орбитального спутника и станции, которые следовали за миссией «Pathfinder». В НАСА тогда как раз была та эпоха, когда космические приборы изготавливались «быстрее, лучше, дешевле», и Стоун признает, что миссии провалились из-за того, что в JPL слишком сильно отдались этим идеалам.

После того, как Стоун уволился со столь беспокойной должности, он вернулся к преподаванию и исследованиям в «Калтеке». Сегодня он редко путешествует к шоссе 210, где находится центр управления «Вояджерами». В этом нет большой необходимости, поскольку инженеры выполняют ежедневную работу, необходимую для того, чтобы зонды оставались в хорошем состоянии. Но с каждым днем работать им становится все сложнее: «Вояджер-2» находится в 15,2 миллиардах километров от Солнца, а «Вояджер-1» удален от светила на 18,6 миллиарда километров — это в три раза дальше, чем от Солнца до Плутона.

Одним апрельским утром команда начала смертельно долгий обмен данными с «Вояджером-1». Инженер Роджер Людвиг (Roger Ludwig) проверил новую последовательность команд, которая позволит «Вояджеру» отложить некоторые задачи, чтобы лучше справляться с ограничениями связи с Землей. Понадобилось более 17 часов, чтобы команды со скоростью света поступили до космического прибора, и примерно столько же — чтобы ответ вернулся. Теперь, в утренний час, Людвиг готов ее получить.

Слабый поток чисел возникает на паре мониторов, и Людвиг проверяет, сработала ли последовательность. Результаты выглядят убедительно, однако команда «Вояджеров» еще не раз проверит код перед тем, как внести в него какие-то изменения. Эта миссия выдержала столько времени, что инженеры не хотят свести все на нет из-за одной ошибки. «У каждого из нас такое чувство, что мы пилотируем настоящее сокровище нации», — отмечает ученый.