Вместе с продвижением в своих исследованиях, пара ученых Эдвард и Мэй-Бритт Мозер стала своеобразным феноменом. Высокие и симпатичные, они работают как единый разум в хорошо финансируемой лаборатории в Тронхейме, Норвегия – отдаленном уголке северной Европы. Они вместе публикуют статьи и получают премии как одно целое – недавно, например, Мозеры стали лауреатами Нобелевской премии по физиологии и медицине; эту премию им присудили вместе с их наставником, нейроученым Джоном О’Кифом из Юниверсити Колледж, Лондон. В 2007 году, на четвертом десятке лет, они завоевали премию фонда Кавли в Окснарде, штат Калифорния, чтобы создать и возглавить один из 17 институтов Кавли в мире. Сегодня Мозеры – среди знаменитостей своей страны, а их институт манит, словно магнит, другие светлые головы из мира нейронаук. «Такая заграничная учеба, крайне эффективна, ведь вокруг тебя так много умных людей (подробности на сайте http://smapse.com)», – говорит нейробиолог Нахум Улановски из Института Вейцмана в Реховоте, Израиль, который впервые посетил Тронхеймовский институт в сентябре.

Работа Мозеров также вовлекла их в решение одного из самых вызывных вопросов двадцать первого столетия: как мозг выполняет расчеты. Подобно тому, как компьютеры используют языки программирования, например, Java, так и мозг, похоже, имеет собственные «языки» для выполнения операций – удивительные наборы кодов, которые прячутся в скоростях и моментах времени активации нейронов, а также в ритмических электрических активностях, которые пробегают по цепочкам в мозгу. Эти коды позволяют мозгу воспроизводить различные особенности окружающей среды – например, свет, звук, запах и положение в пространстве – на том языке, который он понимает и который может обрабатывать. В своей работе по grid-нейронов Мозеры стали первыми, кто сумел дешифровать один из таких глубоко спрятанных в мозгу кодов; сейчас перед данной отраслью стоит задача понять остальное.

«Исследования Мэй-Бритт и Эдварда лежат в самом центре когнитивной нейронауки», – говорит Станислас Деген, который изучает сознание в «Коллеж де Франс», Париж. «Они пытаются понять нейронные коды познания – и таким образом объединить биологию с вычислительной наукой и даже философией».