В сети

Первой целью ученых в Тронхейме было лучше описать происхождение сигнала пространственных клеток. Хотя сами клетки находились в гиппокампе, не исключено, что какие-то другие клетки из другой части организма передают им сигнал, когда именно они должны активироваться. Помня о полученных во времена аспирантуры уроках, Мозеры знали: нужно понять анатомию мозга, чтобы увидеть, как именно сигналы физически проходят сквозь него.

В своей лаборатории они адаптировали стандартную методику эксперимента к изучению пространственных клеток: вживляли электроды непосредственно в гиппокамп крысы и списывали с них данные в то время, когда животное свободно передвигалась в большой коробке. Электроды – достаточно чувствительные, чтобы улавливать активность отдельных нейронов – передавали информацию в компьютер и отмечали на карте каждую отдельную точку на полу коробки, где активировался каждый из нейронов. На экране эти точки отображались черными точками. Для того чтобы удостовериться в том, что крыса пробежала по всей площади пола, исследователи разбросали по ней крошки шоколада.

Мозеры химическим способом деактивировали разные части гиппокампа и прилегающие к нему участки в мозге крысы, а потом проверили, продолжают ли пространственные клетки активироваться нормально. Таким образом, они открыли, что информация поступала в пространственные клетки из энторинальной коры, узкой полоски ткани, которая проходит вертикально с нижним задним участком мозга крысы. Никто раньше не обращал на эту структуру внимания, в основном из-за того, что добраться до неё довольно непросто. Один ее конец расположен очень близко к крупному кровеносному сосуду. Мозеры проконсультировались с экспертом по нейроанатомии и сделали вывод, что, к счастью, лучшее место для электродов будет на некотором отдалении от кровеносного сосуда, ближе к поверхности мозга. После этого они продолжили свои эксперименты, записывая сигналы отдельных нейронов энторинальной коры. Именно тогда они заметили нечто неожиданное.