Исследователи увидели, что некоторые из энторинальных нейронов активируются тогда, когда крысы проходят над определенной точкой в коробке, так же, как и пространственные клетки в гиппокампе. Однако они активировались и в некоторых других точках так же. Пока крыса бегала по коробке в поисках шоколада, исследователи с удивлением смотрели, как компьютер создает карту в ответ на активность нейронов – на экране появились пятна, которые взаимно накладывались одно на другое. Мозеры видели, что эти прямые образуют своеобразный узор, однако не могли понять, что он означает.

Лишь через несколько месяцев их осенило, что крысам надо бегать по большей коробке, тогда этот узор растянется и распознать его будет легче. Действительно, в этот раз он стал более выразительным и напоминал практические идеальные шестиугольники, похожие на соты. Сначала ученым не верилось: на подобную простоту и регулярность они рассчитывали меньше всего – обычно биология использует гораздо более запутанные схемы. Однако ученые отвергали другие объяснения – например, что узор был артефактом электронного оборудования – и начинали понимать, как именно эта часть мозга работает. На полу нет никаких шестиугольников в их физическом состоянии; эти формы абстрактно появлялись в мозгу крысы и накладывались на его окружающую среду так, что определенный нейрон активировался во время пересечения какой-либо из точек одного из шестиугольников. Это открытие казалось чем-то большим, чем просто приятным узором. Такое переданное языком мозга отображение пространства было одним из давно искомых кодов, благодаря которому мозг шифрует окружающий мир.

«Мы так долго ждали этого момента…», – вспоминает Эдвард. Ученые опубликовали результаты своего исследования в журнале Nature в 2005 году.