Красавец Ио

Красавец Ио

Ио — один из четырех галилеевых спутников Юпитера, самый близкий к планете. Как и остальные спутники, относящиеся к этой группе (напоминаем, что к ним принадлежат Каллисто, Европа и Ганимед), Ио был открыт Галилео Галилеем в 1610 году. Долгое время этот спутник назывался просто как «первый спутник Юпитера», а название Ио, предложенное Симоном Мариусом в 1614 году «прижилось» лишь с середины ХХ столетия. Кстати, Симон Мариус так же претендовал на открытие Ио, причем на год раньше Галилея, но из-за опозданий с публикацией результатов своих исследований так и не стал «первым».

Этот спутник планеты Юпитер интересен нам, прежде всего, двумя своими феноменами. Так, одним из них является генерация мощнейших электрических разрядов, происходящая благодаря движению Ио в магнитном поле планеты. Течение тока осуществляется из-за наличия ионизированных атомов, что покидают это спутник в огромных объемах (до нескольких тысяч килограммов в секунду). Источником же этого вещества являются извержения, происходящие на Ио (о них будет рассказано ниже). Мощность элекроразрядов достигает примерно 1000 киловат при разнице потенциалов равной примерно 400 киловольтам. Следствием этого являются радиовсплески такой мощности, что они фиксируются даже на планете Земля. Долгое время этот феномен не находил научного объяснения и считался «загадкой Юпитера».

Что до второй особенности Ио, так это невероятная вулканическая активность спутника (самая высокая из всех, зарегистрированных в Солнечной системе). Одновременно на Ио может извергаться порядка 10 вулканов, причем их конфигурация меняется очень быстро. Космический аппарат «Вояджер-1″ в 1979 году сделал снимки, на которых явственно видны следы извержения, уходящего в высоту на сотни километров. Крупнейшие извержения достигают 300 километров в высоту и выбрасывают вещество со скоростью равной примерно 1 километру в секунду.

Из-за подобных процессов рельеф Ио полностью меняются за несколько сотен лет. Кроме того, согласно исследованиям ученых, этот спутник по меньшей мере один раз «вывернулся на изнанку» — его наружная поверхность горела под извергнувшейся лавой так долго, что сама перешла в жидкое состояние и снова извергнулась на «новую» поверхность лавой. Подобная активность где-либо еще в Солнечной системе зафиксирована не была.